1info.net - Интересное Новости Информация Статьи Онлайн    

Подписывайтесь в Социальных  Сетях: 

 

 
Найти на сайте:
+1 RSS-лента RSS-лента

Кощунство человеческого общества

Автор блога: Саид
ПРОКЛЯТИЕ РОГНЕДЫ. Книга 1. Глава 2. УБИЙСТВО КНЯЗЯ СВЯТОСЛАВА.
ПРОКЛЯТИЕ РОГНЕДЫ. Книга 1. Глава 2.
Глава вторая. УБИЙСТВО КНЯЗЯ СВЯТОСЛАВА.
Солнце поднималось над степью медленно, освещая прибрежные ивы и камыши. Играя ранними лучами водой Днепра. Легкий ветерок над Днепром волнует серую поверхность воды, выделяя эту рябь оттенками и переливами восходящего солнца. Под его дуновением качаются ветви ракит и ив, а несколько прибрежных веток лозы окунаются в воду, то появляются на поверхности вновь.

—Вот и пороги скоро, а печенегов нет!—воскликнул Добран и, как бы в ответ на его слова, стрела впилась в мачту над его головой. Он вздрогнул, а старый Хруль спокойно подошел к мачте, выдернул стрелу и развязал записку, привязанную к ней на лошадиной коже с тризубом в углу, пергамента.
—Здесь печенеги,—засмеялся старый Хруль.—Хан Курия зовет тебя в свой шатер.
С самой большой ладьи Хруля спустили легкий струг и в него сели Добран и несколько вооруженных хазар.
—А ты , Хруль, почему не едешь с нами?
—Ратное дело—не моя стихии. Я ростовщик, а когда князь Святослав ввел законы против того, чтобы давать в рост, я занялся торговлей. На больших базарах многие купцы берут в рост, чтобы больше товара заморского купить. При этом они не доложат об этом князю. Да и в других королевствах и самой Византии нет указов против ростовщиков. А, если я даю в рост в другой стране, то и Святослав не может меня ни в чем обвинить. В Европе люди живут поза Коном. Мы написали им законы и, они им следуют и исполняют их. А Святослав много на себя берет, вступив в войну с нами на этом, неведомом ему поле. Да пошлет ему Яхве смерть скорую.
—Не Яхве, а я Добран Мойшевич пошлю ему смерть и хан Курия. Оставайся здесь за порогами. В этом мероприятии у нас много добычи будет, да и печенеги, все захваченное ими у Святослава постараются скорее продать. Ты и купишь добычу по дешевке. Только боюсь, что у тебя денег не хватит.
—А мне и не надо денег, Добран. Вроде и взрослый уже, а рассуждаешь, как ребенок. Мой брат Зюзя визирь у хана. У Зюзи на Итили в ставке хана много золота и серебра. Хан позволяет давать в рост. Отдадут мне хан и его витязи добычу, а я им письмо к Зюзе дам и долговую расписку. Зюзя им выплатит все сполна, и его купцам не надо будет брать с собой серебро и золото, если они в Киев приедут. Отдадут долговую расписку с моей подписью и печатью, а я им золотом и серебряными гривнами заплачу. Жаль, что Курия просит 60 пудов серебра заранее. Говорит, что орда брата его тоже будет принимать участие в деле. Боится он Святослава. И с малой дружиной боится. Пришлось погрузить эти 60 пудов, лишь бы дело было сделано. Большие ставки у нас на смерть князя Святослава.
—А самому Курии Зюзя выплатит? Как он узнает, сколько платить надо?
—Молод ты, Добран. Я напишу все подробно и сумму укажу в письме, а скреплю я это своей тайной подписью и печатью нашего клана (колена). Вот она печать моя личная от бека Иуды в наследство мне досталась,—и старый Хруль повертел большой печатью из золота усыпанную гранатами и изумрудами, на которой отчетливо виделся знак хазарского рода беков—тризуб, выгравированный старой вязью. Это не просто знак на печати, это надпись: «Гой, знай свое место!». Многие раввины переводят, как «раб стой в стойле» или «раб есть скот». Если внучек моего брата станет каганом в Киеве, то мы всю Русь покорим и сделаем наш родовой знак гербом Руси, нашего киевского каганата.
—Умен ты, старый Хруль.—восхитился Добран.
—Не я это придумал. Моисей нам завещал так поступать. Долговая расписка великая сила. Для них это спасение от разбойников и пиратов при перевозке денег, а для нас хороший гешефт! А ты не забудь сказать хану, что я привез подарок от Малки—тридцать бочек отборного вина. Убьют князя, она втрое больше пришлет.
—Я знаю!—крикнул Добран.
Воины расположились на веслах, и струг отчалил и поплыл к левому берегу. На берегу их ждал разъезд из конных печенегов. Молча, как и положено всадникам Дикой степи, они помчались к шатру хана, разбитому на берегу.
Добран спешился и подошел к шатру. Слуги хана расстелили перед ним дорожку у самого входа в шатер. Добран, как требовал хазарский обычай, вытер ноги о ковер и пнул его правой ногой далеко в траву. Это было проверка на принадлежность к высшим родам хазарского племени. Простых хазар на порог юрты хана не пускали, а не хазарин не знал этого обычая и мог проколоться, если вдруг оказывался вражеским лазутчиком или ассасином.
—Шолом, о великий хан!—поклонился Добран.
—Шолом, Добран, храбрейший из сарацинов!—кивнул головой Кулия.
—Я верю, что у тебя все готово к встрече «почетного» гостя Святослава?
—Для гостей у меня всегда достойное угощение. Никого без закуски не оставлю! Кровью своей упьются больше, чем вином. А чем рты заткнуть мои войны знают. Не одному гою навеки рты закрывали.
—Кровью и нам причаститься надо. Кровь гоев ты будешь пить с отменнейшим греческим вином из подвалов дяди Хруля. Он здесь в своей ладье. Его воины присмотрят, чтобы твои ни одного гоя без хорошей закуски не оставили, а потом привезут вино, чтобы разбавлять в нем кровь дружинников Святослава.
—Правильно сделал, что не взял с собой вино. Мертвым оно ни к чему, а оставшимся в живых больше достанется.
—Великий и мудрый хан, вино будет доставлено в тот миг. Когда воины твои протрубят победу.
—Нелегкой будет эта схватка. Дружинники Святослава сильны и ловки. Каждый из них десятка стоит, а отборные бояре, с которыми он по Днепру идет, стоят и сотни наших витязей.
—Я привез с собой три сотни черниговцев. Наши струги и ладьи за порогами. Вели пяти сотням идти с нами. Возьмем Святослава на воде, если он убежать надумает.
—Ой-я!—воскликнул Кулия.
В шатер вбежал лазутчик, весь вспотевший от быстрой скачки верхом. Он только что прискакал из дозора.
—Святослав уже в тридцати или сорока стадиях от нас, о великий хан.—произнес он, упав на колени.
—Велика ли его дружина?—спросил Курия у посла.
—Сотни три, может больше,—ответил лазутчик.
—Больше половины из них раненых,—добавил визирь, сидящий в уголке шатра.
—Собирайте сотни—махнул хан рукой своим сотникам и тысячникам—и в засады. Струги готовы?
—Готовы,—ответил военный визирь, смирно стоящий у входа,—стоят в камышах.
—Вперед!—крикнул своим воинам, вышедший из шатра хан.—Никого не щадить! Никого живым не выпускать. Уйдет, хоть один, головой ответите. И не посмотрю я, сотник это или темник какой-нибудь!
Кулия сам рассмеялся своей шутке. А печенеги уже мчались навстречу ладьям Святослава. На берегу несколько сотен садились в струги, в вдоль обоих берегов скакали лучники. На боку на седле у каждого висел мешок из конской кожи с греческой смолой, чтобы макать в нее оперения стрел. Такая стрела летела в ладью горящей и поджигала борты ладей и паруса.
Сеча была долгой. Бояре русские отчаянно сопротивлялись в охваченных пламенем ладьях и крушили окружившие их струги с печенегами. Тогда хан отдал приказ, и лучшие лучники выпустили град стрел в горящие ладьи русичей с левого и правого берегов. В живых оставались только сам Святослав и кучка самых отчаянных бояр из ярой сотни. Тут с севера из-за порогов выплыли струги хазар, посланные Хрулем. Они добивали плывущих дружинников копьями, саблями и топорами. К ним подплыл струг с самим ханом.
—Не повредите голову князю!—крикнул он.—Я чашу из его черепа сделаю.
—А балды моей не хочешь отведать?—крикнул в ответ Святослав, стоящий у берега по колено в воде, и в тот же миг был со всех сторон пронзен в грудь и спину, стоящими на стругах печенегами.
—Тащите его сюда, крикнул хан Курия.
Печенеги подцепили бездыханное тело великого князя баграми и вытащили на струг хана. Курия лично отрубил ему голову.
Вот что пишет об этом событии С.В. Ломоносов: «В приближении к Днепру Свенельд советовал Святославу идти к Киеву на конях, представляя опасность водяного ходу и что в порогах стояли печенеги. Непринятию доброго совета последовала погибель, ибо переяславцы с Дуная подали весть печенегам, что Святослав идет из Греции малолюден, везет с собою великое множество плененного богатства.
Обрадованные тем печенеги пороги заступили и, Святославу пресекши путь, отвсюду россиян окружили. Принуждены будучи зимовать в Белобережии и претерпевать великий недостаток в съестных припасах, ужасный голод принудил тогда покупать лошадиную голову по полугривне.
В начале весны в походе к Киеву порогами напал на россиян Куря, князь печенежский, нечаянным набегом, где Святослав имения и живота лишился. Череп головы его, золотом оправленный, служил вместо чаши печенегам при пирных веселиях с надписанием: „Кто чужого ищет, свое потеряет”. С малыми остатками Свенельд достиг в Киев к Ярополку».
***
Малка внимательно выслушала свою подругу Теклю и задумалась: «Кто бы мог подумать, что Лыков из Новгорода начнет догадываться о чем-то. Так ведь и донести может князю Ярополку. Тогда нам не сдобровать. Особенно, когда узнают о смерти Святослава, то многие догадаются, что Хруль и Добран к этому причастны. Тогда смерть! Смерть всем, в том числе мне и Владимиру. Надо что-то делать…» А вслух произнесла: «Спасибо, Текля, я всегда знала, что ты настоящая подруга. Только думаю я, что глупцы эти купцы. Ну какое дело им до того, чем Хруль в Византии торговать будет. Им гоям не понять, что всякий хазарин везде и с любого товара выгоду свою возьмет. Я расскажу все дяде Хрулю. Когда он из Царьграда вернется. Он обломает рога этому Лыкову, чтобы свой длинный нос в чужие дела не совал».
Она щедро угостила Теклю отбивными из кошерной говядины, наливала коринфского вина и делала вид беззаботной женщины, которой мужские торговые дела до лампочки. Когда Текля опьянела, она послала с ней слугу, проводить подругу до дома Лыкова, а сама вызвала к себе Меца.
—Что за дела, почтенная повелительница—откланялся ей Мец.—Зачем звала в свои покои?
—Знаешь, что без дела не позову—засмеялась Малка.—Есть человек, вернее два человека, которые очень мешают моему дяде Срулю из Чернигова.
—В торговле что-ли? Или долги не хотят возвращать?
—А хоть бы и долги. Их долги сегодня не в гривнах меряются.
—Может склады и амбары им поджечь?
—Не говори глупостей! Поджигать ничего не надо. Зачем добро в пепел превращать. А вот купцы эти, Иван Лыков из Новгорода и Борила из Чернигова не должны дожить до утра. Приедет дядя из Константинополя, он тебя щедро вознаградит.
—Ой ли, щедро? Каждый знает скупердяйство старого Сруля! Ты мне сумму назови, а я подумаю, как всё лучше обделать.
—Триста серебряных гривен!
—Это за двух уважаемых купцов? Ты меня за лоха принимаешь!
—А сколько ты хочешь?
—Тысячу! За каждого по пятьсот. Я, если грабил бы их, то больше бы выгоды было бы.
—Еще столько же Хруль тебе даст по возвращению.
—Шестьсот всего? Не густо. И твой сын Владимир даст мне место боярина-стольника при дворе! Нет, пусть дас мне пост воеводы! Тогда согласен.
—А кто такой мой сын, чтобы тебя боярином сделать?
—Не темни, Малка. Я не настолько глуп, чтобы не знать, что ты Владимира на место великого князя скоро определишь. Я несколько лет готов подождать.
—Много знаешь, Мец. А это вредно для здоровья. Такие долго не живут.
—Не живут долго те, кто не умеет держать язык за зубами, а меня к этому профессия обязывает. Это я привык укорачивать длинные языки, иногда с головой вместе. Я еще долго и часто буду нужен вам, чтобы мною пренебрегать.
—Кому это нам?
—Тебе, Добрану, дяде Хрулю. Так готовиться мне к боярскому месту за княжьим столом и воеводству?
—Готовься. Но я гарантий не даю. Придется только на мое слово уповать.
—Я согласен. Давай триста гривен и расскажи подробно об этих купцах.
—Но все это надо сделать сегодня.
—Так скоро?
—Даю время до утра,—Малка пронзила его своими черными глазами, её зрачки извергали молнии.
Они сели за стол лицом друг к другу и стали обсуждать детали нового дела.
***
В терем Лыкова постучались ночью. Один из амбалов стоял за воротами и что-то отчаянно показывал на жестах. Лыков сам вышел к воротам, открыл из и из-под тяжелых бровей посмотрел на амбала.
—Беда, хозяин!—кричал амбал.—Беда на пристани! Ладья одна дала течь! Мы в неё с вечера мешки с зерном погрузили, а сейчас посмотрели, ладья в воде осела. Пошли по трапу, а там половина водой залило уже.
—Так тащите мешки на берег!
—Тащим уже, тащим. Амбалы и слуги воду вычерпывают. Старший ватаги велел мне за вами сходить. Идеи на пристань, хозяин, там всё увидишь сам.
Ночь уже веяла прохладой, и Иван вернулся в дом, чтобы одеться. Потом вышел, отдал распоряжение конюху, который с вечера крутился у конюшни возле ворот и пошел на пристань.
Ночь была светлой. Луна ярко освещала улицы и они двигались в сторону пристани. Пред городскими воротами на пристань, амбал натянул свою шапку почти на самые глаза. Стражники пропустили их. Люди, выходящие из города, не подвергались особой проверке, и лицо амбала оставалось в тени.
Они долго шли по берегу и Лыкову уже надоело.
—Ну где ладья, которая дала течь? Кто мешки разгружает, кто воду вычерпыва…--он не успел договорить, как огромная палица, обитая железом, обрушилась на его голову.
Мец, выдавший себя за амбала, а это был он, аккуратно обшарил лежащего в крови купца. Отвязал кошелек от пояса, а потом стал оттаскивать тело к обрыву над рекой. Вдохнув воздух на полную грудь, он поднял тело и столкнул его с обрыва. Потом стоял и долго смотрел на воды Днепра, которые уносили погружающееся в пучину тело подальше от обрыва и от Киева. А с ним воды уносили страшную тайну, которая могла бы стоить жизни Малке, Добрану и всей хазарской компании.
Мец повернулся и пошел обратно в город. Вдруг, он услышал шорох в кустах и крепко сжал свою окровавленную палицу.
Наутро черниговского купца Борилу нашли в своей постели зарезанным. Похоже было на ограбление, но зачем вору было надо убивать хозяина, если тот крепко спал? Пропал и еще один купец из Новгорода, Иван Лыков.
Константинополь. Дом ростовщика. Тайное заседание синедриона.
Тайное собрание синедриона проходило в доме ростовщика Иезекии в Константинополе. Собрание открыл главный первосвященник словами: «К нам из Киева прибыл наш агент Хруль Клопот. Он принес нам радостную весть! Князь Святослав убит! Слава Яхве и Люциферу!
—Слава Яхве! Слава Люциферу!— закричали жрецы.
—Сейчас он сам изложит все, как это происходило, не приукрашая своих заслуг, о величии которых мы знаем. Ведь, из нас никто не сомневается в мудрости и хитрости старого Хруля?
—Никто! Не сомневаемся! Мы всегда тебе верили, Хруль!—наперебой загомонили члены синедриона.
Хруль поднялся и рассказал все о событиях последних дней.
—Подробный отчет о содеянном я изложил в этих рукописях. Синедрион сможет ознакомиться с ними сейчас или в любое время,—закончил свой доклад старый меняла.
—Времени у нас как раз мало—ответил верховный жрец—Нам необходимо незамедлительно выработать план дальнейших действий. Такая удача приходит раз в тысячу лет и не воспользоваться плодами нашей сегодняшней победы, для которой так самоотверженно потрудился Хруль, преступлению подобно. Надо действовать быстро, решительно, иначе можем упустить столь важный для нас текущий момент.
—Надо Малкиного сына на престол возводить,—сказал Азазель.
—И посеять междоусобицу среди наследников,—добавил Башня. Все жоецы синедриона, находясь в подполье, не знали друг друга. Они называли друг друга по названиям карт Таро из Великого Аркана. Все они были в масках, а в двери входили по паролю и тайным знакам-жестам.
—Междоусобица начнется и без нас, мы только, если надо будет, масла в огонь подольем.—сказал свое заключение верховный жрец—В том, чтобы посадить на престол нашего кагана, вопрос решенный. Малка и Добран сделают свое дело. Но Киевский престол—это мало. Надо Господин Великий Новгород покорить. Вот где истинная столица. Вот где настоящая власть! Там Волхвы, а их надо прижать к ногтю! Много крови они у нас выпустили и ещё более выпрустят. Вот этим вопросом и займетесь Азазель с Башней. Составьте план действий для Добрана и Малки, для завербованного нами митрополита. Владимира надо пока на учебу определить в Хелветию. А на обратной дороге надо заручиться военной поддержкой Ватикана и монархов Европы. Добран должен им объяснить, что процветающая и сильная Русь—это прямая угроза Европе. Мы же, в свою очередб, будем давить на базилевса, чтобы вмешался не только военным методом, но и в плане развала духовности. Военный метод против Руси слабо действует. Побьют русичи, кого хочешь, кто бы к ним с мечом не пришел. Надо, чтобы, пока наш отпрыск у власти, базилевс послал на Русь войско с крестом и библией. Наши предшественники создали церковно-славянский язык, который не так богат, как русский язык, но понятен русичам. На нем будут писаны церковные книги, на нем будут вестись проповеди на земле Русской. Возьмешься за это, Луна?
—Возьмусь. У меня есть люди, которые не только вхожи во дворец императора. Но имеют там вес и влияние на императора, через его вельмож и родственников. Только надо подключить кого-то в помощь. Я бы попросил Смерть и Мир.
—Согласны вы подключиться?—спросил верховный жрец у Смерти и Мира.
—Я давно работаю над вопросом уничтожения ведизма у русичей,—начал Смерть.—У меня подготовлено несколько человек, которые обучались Славянской Вере, жили в разных городах Руси, общались с Волхвами. Я предлагаю, чтобы они сыграли роль Волхвов при нашем новом кагане и окончательно очернили Веру Ведическую в глазах народа. У меня есть подробный план, как ввести в обрядность славянских Волхвов человеческие жертвоприношения, сексуальную распущенность и создать в их среде жреческую иерархию.
—Ну с сексом, ты явно преувеличил, русичи праведны от природы и посеять в их рядах распущенность не под силу никому. По крайней мере, сейчас. Лет через сто мы поговорим и об этом. А на счет жертвоприношений и иерархии очень хорошая и своевременная идея. Втроем и займетесь этим вопросом.
—Вот рукописи с моим докладом о введении человеческих жертвоприношений и объединении для этого ведических богов с родовыми. Тут написано о том, как мы создадим пантеон богов, которые имеют между собой иерархию и неравенство. Люди всегда подражают своим богам.
—Хорошая идея. Я ознакомлюсь в твоей рукописью,—ответил верховный жрец.—Теперь скажите мне, когда мы оскверним человеческими жертвами русских богов, какую религию предложить русичам?
—Я предлагаю иудаизм,—сказал Императрица.—Пусть на время почувствуют себя богоизбранным народом, а мы развратим их, введем рабство, как у всех цивилизованных народов, и бросим их в горнило войны. Они пойдут завоевывать весь мир для нас. Когда большинство из ним погибнет в войнах, мы напомним им, что они гои и сделаем своими рабами.
—А почему не ислам, как нашим вассалам в каганате кочевникам?—спросил Дурак.
—Потому что они не кочевники. И арабы слишком далеко, чтобы нас поддержать войском или золотом. А теперь вспомните, как мусульмане бросали свои позиции и наши укрепления, переходя на сторону Святослава, как только его войско появлялось из-за горизонта.99парировал реплику Императрица.
—Идея твоя хороша, но сложна в исполнении—ответил верховный жрец—Не забывай, что в основе иудаизма обрезание крайней плоти. Русских и в воду то креститься не загонишь, а ввести у них обрезание—это из разряда глупых сказок. А об исламе и речи быть не может.
—Католицизм!—провозгласил Император.—Там нет обрезания, тем более под властью Ватикана они станут послушными и кроткими.
—Это тоже хорошая идея. Но нам не подходит,—продолжал высказывать свое мнение верховный жрец—Мы должны создать четкую картину двухполярного мира в будущем. Разделяй и властвуй. Против Европы и Ватикана Византия рискует одна остаться в греческой вере. А это есть плохо. Нам нужно, в случае чего, затеять крупномасштабные религиозные войны. Поэтому, думаю меня все поддержат, я предлагаю византийское христианство. Тем более, тогда Русь будет зависима от Вселенского патриарха, а значит от Византии. Базилевсу это очень понравится и ты, Император, доведешь эту мысль до сознания базилевса.
—Вы помните деяния наших предков. Мы имеем огромное влияние на Ватикан и пап. Помните, когда наш каганат набрал силы и взял в тиски правителей всей Европы и Ближнего Востока, нам хотели вставить палки в колеса. Я имею в виду брак Карла Великого короля франков и императрицы Византии Ирины. Все думают, что это папа римский воспрепятствовал тогда этой свадьбе. Нет, это мы руками папы, разорвали этот зарождающийся союз. Империя франков и Византия тогда бы камня на камне не оставили от хазарского каганата. Мы должны быть мудрыми и дальновидными, как наши предшественники.—произнес речь Повешенный.—Я за византийскую веру!
—Поддерживаем! Поддерживаем!—закричали жрецы.
—Тогда даю вам времени неделю. Каждый из вас придумает свой оригинальный план насаждения на Русь веры греческой. Каждый взвесит все за и против. Проработает варианты в разных ракурсах, чтобы избежать дальнейших ошибок. Яхве дал нам шанс победить Русь и мы не упустим этого шанса. Через неделю Сруль и еще несколько посланников отправятся на Русь с подготовленными нами планами. Я надеюсь на вашу рассудительность, ум, хитрость и подлость.—завершил заседание верховный жрец.
Через неделю корабли Хруля плыли на Русь с богатыми товарами из Византии, Арабского калифата и Африки. Он же вез золотую монету базилевса и инструкции к исполнению плана синедриона. Где подкупом, где лестью или угрозой, а где с бессовестным использованием человеческой глупости, должен был осуществляться проект христианизации Руси. Если же эти средства дадут сбой, был приготовлен второй запасной план, в основу которого входило сеянте розни между князьями и прямое вооруженное вмешательство, для маскировки под стягами нового князя всея Руси.
***
После этого убийства Малка могла спокойно провозгласить Владимира наследником и посадить на киевский престол. Но там уже сидел Ярополк и прибывший из Болгарии Свенельд. Но не это помешало Малке и Добрану осуществить их темные дела. Дело в другом.
Киев не был столицей. Вся власть была сосредоточена в Новгороде. Туда съезжались на Всеобщее Вече посланники со всех княжеств и их всех родов. Там заседали советы Волхвов. Там назначали Великого князя всея Руси и там, в Новгороде, сажали князей на прочие столы иных городов.
Старый Хруль это понимал и остановил Добрана и Малку от опрометчивого поступка, взятия Киева ордой печенегов. Он посоветовал Малке остаться в Киеве, где она будет способствовать распространению информации, о том, что Ярополк и Олег незаконнорожденные, а её Владимир и есть законный наследник. Добрану он наказал готовить Новгород к приходу молодого «законного» князя Владимира. А самого Владимира Добран должен забрать с собой, сначала в Новгород, а затем в Швецию, а оттуда в Германию. Там он должен обучиться управлению браздами власти по иудейски, а потом попросить папу римского и шведского короля дать ему войско для завоевания Новгорода.
Пояснения: Исторически-сложившиеся условия не могли позволить Святославу поставить Новгородским князем кого-либо из своих сыновей. Тем более, он никогда не считал Владимира своим сыном. Тем более, не было у него власти над Новгородом. Новгород был столицей Руси, а Святослав князем-воеводой на южной границе. Он и орду восстановил после разгрома каганата. Таким образом он поставил только двух сыновей: Ярополка, как своего преемника в Киев, а Олега в мятежный Искростень, где еще теплились зерна, недобитого Игорем и Ольгой, христианства. Полоцк был под Рогволодом, в задачи которого входило охранять западные границы Руси.
ПРОКЛЯТИЕ РОГНЕДЫ. Книга 1. Глава1. КНИГА ПЕРВАЯ. ПОКА ТЕРПЕЛА ЗЕМЛЯ НАСИЛЬНИКА.
ПРОКЛЯТИЕ РОГНЕДЫ. Книга 1. Глава1.

КНИГА ПЕРВАЯ. ПОКА ТЕРПЕЛА ЗЕМЛЯ НАСИЛЬНИКА.

Глава первая. ЗАГОВОРЩИКИ.

После смерти Святослава умерла и Киевская РУСЬ. А на её месте появился КИЕВСКИЙ КАГАНАТ.
Убийца и палач русского народа Владимир, которого за сильное пристрастие к алкоголю (он пил вино не зная меры) и вечно красное от этого лицо, в народе прозвали Красная Рожа или Пьяная Рожа, никогда не был русским князем. Он был по рождению хазарином, по религии—иудеем, а по должности своей каганом нового хазарского каганата. Русичи не приняли веру христианскую греческую, которую иудеи выбрали для гоев, веру делающую из них рабов. Поэтому каган Владимир и его дядя Добран, в псевдорусских былинах фигурирующий, как богатырь Добрыня, уничтожил три четверти населения Руси. Никогда на Руси не было междоусобиц между родами и князьями. Все спорные вопросы решались на всеобщем Вече или на совете Волхвов. На Руси никогда не было рабства и рабов. Все эти библейские «прелести» появились с насаждением христианства и приходом к власти детей раввинов. Династия Рюриковичей находилась под угрозой полного уничтожения. Кровожадные звери хазары, поддерживаемые Византией и Ватиканом, своими бывшими вассалами печенегами и наемниками норманнами из Европы, развязали неслыханную по своим масштабам гражданскую войну, которая длилась несколько столетий, пока, казачество под предводительством Владимиро-Суздальского князя Юрия Андреевича и дружины под командованием князя Александра Ярославовича не навели порядок. Этот порядок (Иго), официальные историки, находящиеся на службе всемирного раввината, назвали монголо-татарским. Иго принесло мир на нашу землю и Русь снова восстала из пепелищ и начала процветать.
Волхвы ушли в подполье, но они приняли решение, чтобы конфронтация не разрасталась, а Русь могла мирно развиваться, не перекрещивать, уже крещеных русичей, а внедрить своих людей в иерархию церкви, постепенно переводя греческое христианство к Ведическим канонам. Вражда между сторонниками старой Ведической Славянской Веры и христианами на Руси была на руку новому грозному врагу Руси Ватикану. Крестовые походы против полабских славян и Венгрии уже завершились и крестоносцы вплотную подошли к русским границам. Нужна была крепкая центральная власть в руках Рюриковичей, чтобы противостоять опасному и коварному врагу.
Началась тайная война Волхвов с иудейскими жрецами, война идей и эгрегоров, которая длится до сих пор.
***
Со смертью Святослава Храброго началась на Руси тайная хазарская оккупация. Вся Русь была сожжена наемниками самозванца Владимира Пьяная Рожа. Русь была окружена со всех сторон врагами, опаснейшим из которых, был хазарский каганат. Он держал в страхе весь Восток и всю Европу, контролируя Великий Шелковый путь. Обложив южные княжества данью, каганат взял под контроль последнюю торговую артерию: «путь из варяг в греки». Византийская империя трепетала перед каганатом, но была от него в огромной экономической завмсимости. Тем более, её интересы—разорить Русь, совпадали с интересами каганов. Святослав разгромил каганат, и враги Руси стали действовать другими, подлыми и тайными методами. Ватикан не терял надежды подмять под себя Русь, но тайные остатки каганата для начала решили положить Русь под Византию. Они создали свой синедрион в Византии и тайно влияли на императоров, не порывая связи с Ватиканом. Ватикан оставался вторым вариантом.
Убить Святослава—было для них первостепенной задачей. Императоры Византии поддержали их, вынашивая несколько веков христианизацию Руси и дальнейшего её покорения. Вторым шагом и было введение христианства, но для этого агентов влияния на Руси было мало. Нужен был человек, обладающий властью, великий князь, который бы и осуществил их заветную мечту. Для этого и была направлена в дворовую челядь князя Святослава, «Есфирь» нового века Малка. Она стала ключницей, ничего не подозревавшей княгини Ольги. А после выдавала своего сына, рожденного от черниговского раввина (На Руси была свобода вероисповедания, мечети и синагоги для заморских купцов были почти во всех городах.) за сына князя Святослава.
Убийство Святослава надолго поставило Русь на колени под пяту киевского каганата, который официальные историки скромно называют «Киевская Русь». Но жила в то время женщина, которая не только сама не покорилась оккупантам, но и сохранила древний род Рюриковичей, династию, которая возродила Русь и снова сделала Великой. О ней Великой княжне Рогнеде-Гориславе, женщины несчастной судьбы, но твердой духом и будет эта книга.

Март 972 года. Киев.
До 15 лет Хруль (Израиль) Клопот, как и подобает всякому левиту, обучался в ешиботе, а потом в одном из тех заведений, которыми всегда гордилась страна Полночных Гор, называемая Хелветией. Эти места давно облюбовали иудеи англо-саксы и построили там что-то вроде высшей школы подготовки кадров в беки хазарского каганата, в короли и дюки Европы и, если на то будет воля Яхве, и в князья Руси. Позднее там же учился его внучатный племянник, сын раввина Натана и Малки, которого сама Малка нарекла Владимиром и выдавала его за сына Святослава Храброго. Но в этом заведении сам Хруль проявил такую нелюбовь и даже отвращение к учению, а мать его хазарка тюркских кровей, исповедующая ислам, была настолько глупа и невежественна, что позволяла своему сыну, еще в ешиботе пропускать уроки, ссылаясь на разные придуманные им болезни. Отец его раввин их приближенных бека, чистокровный иудей не раз сожалел о том, что признал мальчика достойным обучения в высшей школе и при первом удобном случае отозвал его из Хелветии и хотел определить сотником в личную стражу бека или кагана. Но к воинским искусствам маленький Изя тоже, не проявил ни интереса, ни способностей. Был он длинный, то есть высокого роста и худощавый, голова его была непропорционально с телом огромна, а огромные губы отвисали, на всегда приоткрытом, слюнявом рте. Ноги же, были напротив настолько малы, что он, уже, будучи, во взрослом возрасте, носил детскую или женскую обувь. Для ратного дела он не годился, ни по каким меркам. Единственное, что он любил из воинских искусств,—это скакать на лошади со скоростью ветра. Но для стражника бека этого было мало.
Однако, еще юношей он проявил большую сноровку в умении уговаривать людей брать у него деньги в рост и отец был очень рад его удивительному таланту. Первое время он порол его, так как первыми его клиентами были иудеи. Отец тыкал его большой мордой в тору, и читал при этом закон Моисея: «Давай в рост всякому гою, а брату своему иудею в рост не давай. Так обретешь ты власть над многими царями и их народами».
Мальчик был очень понятлив, усвоил эту истину и следующими его клиентами стали кочевники, исповедующие ислам, которые были вассалами каганата и находились на службе у бека. Отец даже выделил ему начальный капитал для его деятельности: две рубленные серебряные гривны. Он же за год заработал более ста гривен и отец был настолько рад его успехам, что добавил ему денег, в два раза умножив его состояние, и отправил его в Чернигов, открывать свое дело. Здесь юноша Изя проявил свою незаурядную сноровку и ростовщическую смекалку настолько, что стал давать в долг даже князю черниговскому. Дело его процветало, и он стал одним из самых богатых ростовщиков на Руси. Дело его стало угасать, когда к власти пришел повзрослевший Святослав, он тут же издал указ о запрете долгового процента по всем подчиненным ему землям и запретил всем князьям юга платить дань каганату. Но Изя не отчаивался, он отправился в Византию и продолжил свое дело. В Чернигов он вернулся уже после разгрома каганата и собирался продолжить свое дело. Он уже знал, что синедрион в Константинополе приговорил князя всея Руси Святослава к смерти и понимал, что дни великого полководца и правителя сочтены.

Бывая часто по делам своим в Киеве, он узнал Владимира, которому преподавал когда-то основы Талмуда, и Хруль изложил ему свой план прихода к власти. Это был не его план, и даже не Малки и Добрана. Это был главный план синедриона, и гонец из Царьграда, прискакавший от его отца, дал Хрулю инструкции к действию. Так же, посланник синедриона приказывал не отказывать ни в каких деньгах Владимиру, его матери и дядьке Добрану. Хруль привык выполнять все указания левитов и раввинов и включился в коварную игру, которую затеяла тройка иудеев в Киеве. Он только потом догадался, что Владимир его внучатный племянник.

Наступила весна. Птицы уже стали прилетать с юга, с далекой заморской Византии и стран, где живут арабы и черные люди. В лето 6448 от С.М.З.Х весна была ранней. В березне уже сошел лед на Днепре, на лугах появились первые проблески молодой травы и только в глубоких оврагах виднелись пожухлые темные корочки тающего снега. Купцы оставшиеся зазимовать в Киеве по пути в Византию стали готовить свои ладьи к дальнему плаванию через Русское море. За городской стеной у причалов кипела работа. Купцы рядились между собой, когда выводить ладьи на реку со своими товарами.
Особо гордо расхаживали на пристани варяжские ватажки со своими вожаками. Купцы подходили к вожакам и договаривались о цене за охрану по Днепру. Все боялись печенегов.
—Вернется Святослав из полка, наведет порядок,—говорил важно новгородский купец Иван Лыков сын. Отец его купец Лык из Пскова был Веры Славянской Ведической, и Янка тоже придерживался этого. Потом он понял, что для торговли с Византией и Болгарией лучше принять греческое христианство, был крещен в Константинополе, но по духу оставался славянином. Когда он стал христианином, дела его пошли в гору и он переехал в Новгород, где развернул бурную торговую деятельность. Для вида ходил в церковь, а потом каялся в старом капище под Псковом, которое посещал каждый год. Разбогатев, он мог нанять управляющих и отправлять караваны, не утруждая себя дальней дорогой. Но, толи пристрастие к путешествиям, толи принцип всегда всё держать под контролем заставляли его снова и снова пускаться в дальний путь. Торговые переговоры он всегда вел лично сам и не терпел, когда другие купцы присылали к нему своих управляющих. Это был крепкий, бодрый, подвижный, деятельный и жизнерадостный мужик, который привык все делать сам, не надеясь ни на кого и мало кому доверяя. Способность к аналитическому мышлению всегда помогала ему принимать правильные решения, что и сделало его богатейшим из купцов Новгорода. Он пользовался большим авторитетом у торгового люда, все купцы прислушивались к его советам и старались возить товары вместе с ним. Он всегда нанимал самую лучшую ватагу варягов, а остальные купцы примазывались к нему, за что он брал определенную мзду за охрану. В конце концов, получалось, что купцы оплачивали отличную охрану из своего кармана, а сам Лыков провозил свои многочисленные товары под бесплатной охраной. Купцов это устраивало. Главное безопасность, а Лыков знал, кого из варягов нанимать. Варягов это тоже устраивало: Лыков, обычно, не долго торговался с варягами и быстро соглашался с назначенной суммой. Еще, что заслуживало уважения в Лыкове, это его чутье, его несравненная интуиция. Он всегда знал, когда выходить на реку с товаром, какое количество охраны нанимать и прочие немаловажные детали.
Всю зиму Иван Лыков пировал в своем киевском тереме, а товар лежал на огромных складах и амбарах вокруг него. Из купцов мало кто был удостоен чести быть приглашенным к нему на пир. Там собирались отставные дружинники, боярские слуги, варяжские вожаки, монахи, скоморохи и бродячие гусляры. Некоторых из них он оставлял ночевать в тереме в комнате для гостей, иногда на несколько дней. Одни считали, что Лыков скуп, другие, что слишком щедр. Ему самому было глубоко наплевать, каким его считают. Он был удачлив, как купец, а потому неслыханно богат.
Поговаривали, что сам князь Святослав три года тому был у него на пиру. Все гости разошлись, а князь долго еще сидел у купца и о чем-то разговаривал с ним. Это было перед походом князя на Константинополь.
—Лед сошел, значит и море чистое. Пора в дорогу—говорили купцы, только Лыков стоял на своем: «Надо погодить. Подождать возвращения Святослава. Печенеги нынче голодные, рыскают по Дикой степи вдоль Днепра. Мои товары не испортятся. А кто сего боится, может сам в дорогу и снаряжаться».
Премного же старый купец был удивлен, когда увидел, как грузит свои ладьи черниговский купец из иудеев Хруль, прозванный хитрым. «С чего бы это старый лис так в дорогу торопился?—думал он—Печенегов не боится? Глупости. Хруль старый трус. Поговаривали, что его брат у печенегов на Волге живет и свое торговое дело имеет. Ну, так Курия не станет в поход с собой купцов брать. Тут дело не чисто».
Иван Лыков подошел к ростовщику Хрулю и спросил: «Никак в Византию собираешься? А печенегов не боишься? Может повременить с отъездом?»
—Не могу я бай Иван, повременить. У меня в Византии дела денежные. Не столь торговать туда еду, сколь долги собрать. Мне в Чернигове не на что товар покупать. Соберу долги, вернусь за товаром, вот тогда и торговли гешефт получу.
—Тебе бы гешефты,—сказал задумчиво Лыков, а сам подумал опять: «Вижу дело не чистое» и продолжал, забрасывая удочку дальше.—Может и меня возьмешь с собой? У меня варяги надежные наняты. Со мной безопаснее.
—Туда я налегке еду,—схитрил Хруль.—Оттуда будут деньги. Большие деньги!—Хруль перешел на шепот.—Вот тогда охрану в Византии и найму.
—А я с тебя за своих варягов денег не возьму.—парировал купец—Мне же тоже сподручнее раньше всех товары привезти. Первая ласточка самая удачливая. Товар-то какой у тебя?
На лице Хруля появился испуг. «Вот ведь не отвяжется зараза прилипчивая», подумал он, а вслух продолжал: «Я ведь сегодня с якорей снимаюсь. Если поспеешь свои товары погрузить, присоединяйся. Я по долги еду, мне спешка нужна. Каждая гривна за месяц в две превращается. В тюках я пушнины немного везу, шкурки соболя на первый день на пропитание. А тебе весь товар погрузить дня два потребуется».
—Это верно,—разочарованно пробормотал купец, а сам подумал: «Вот ведь обломал меня старый Хруль. Теперь не подъедешь к нему с расспросами. Действительно, я собрать товар да погрузить на ладьи до вечера не смогу. Нужно будет посмотреть, в самом деле старый жид отплывет к вечеру или отмазка у него такая. Если отмазка, то дело не чисто. А если в самом деле? Тогда дело очень и очень не чисто».—Пойду товары готовить. Вслед за тобой, мудрый Хруль, я и выйду в Днепр. Нельзя такую прекрасную погоду упускать. Море, видать, спокойное нынче быть обещает.
—Вот-вот бай Иван. А я тебя в Царьграде ждать буду. Может, скинемся на какой товар редкий. Ты умный человек. Среди русичей редко такого умного встретишь.
—Счастливой дороги, хорошей торговли!—сказал Лыков на прощание, а сам остался наблюдать, уедет ли к вечеру Хруль. Ой, нечисто это дело. По всему видать не чисто.
И еще его удивили связки тяжелые, которые грузили на ладьи Хруля. На пушнину очень не похоже. Не станет амбал под пушниной так горбится. Что-то тяжелое. Видать гривны серебряные, а говорит, что за деньгами в Византию едет. Кроме того, было очень странно, что три ладьи были гружены бочками. Мед, что ли? Прошелся между грузчиками, грузящими бочки на ладью. Принюхался, запах вина. И с какой это стати, вино в Византию везти, если все возят его оттуда? Один из грузчиков прошелся почти рядом. Винный дух прямо ударил Лыкова в ноздри. Вино! Тогда уж дело совсем нечисто.
***
Малка вышла из терема и отправилась к своему брату Добрану, который приехал с Черниговскими купцами на Днепр. Пока амбалы и смерды грузили на ладьи товары, он ждал свою сестру на складах купца Хруля
—Я узнала, что скоро Святослав вернется с похода,—раздраженно сказала Малка.—Так то тебе можно верить. Ты ведь должен был послать с ним человека, который убьет его.
—А я и послал, милая сестрица. И не одного, а трех. Только случилось непредвиденное. Один погиб во время штурма Царьграда, второго князь разоблачил и заставил его выпить чашу, в которой был яд, приготовленный для него, для Святослава. А третий пытался зарезать его ночью, но чутко спит Святослав. Когда тот занес на него нож, Святослав схватил его за руку и оглушил своим мощным кулаком.
—Ты понимаешь, что мне грозит? Этот третий наверняка рассказал, кто его послал.
—Все равно нам хана, мои люди уже распустили слух по Киеву и окрестным городам, что Владимир его князя сын, только Святослав не хочет признать его. Дойдут эти слухи до князя, не сносить головы мне и сыну.
—Теперь и мне не сносить головы,—хмуро сказал Добран.—Тот дружинник, которого я подкупил, чтобы он зарезал князя, остался живой. Наверняка он все рассказал. А, если Святослав все знает, то найдет меня в Чернигове или всюду, куда бы я ни убежал.
—Так что же делать? Тебе, между прочим, ничего не грозит. Не рассказал он ничего. Для этого дядя Хруль четвертого послал, чтобы, если один из трех попадется, четвертый убил бы его. Так он и убил. Пока тот без сознания был.
—Мудр наш дядя, все предусмотрел. Но все равно нельзя допустить, чтобы Святослав в Киев вернулся. Мне придется ехать вместе со Хрулем. Купец много серебра и злата везет с собой под видом шкур соболя, якобы в Византию. На самом деле у меня есть договор с печенежским ханом Кулией, что тот нападет на Святослава и убьет его. В ладьях только треть оплаты. Остальное хан получит, когда голова Святослава будет показана мне. Это на случай, если печенеги захотят обмануть нас.
—Ах, ты змей. Ты хитер и мудр, как царь Соломон, Добран,—восхищенно сказала Малка, сверля его своими горящими черными глазами.
—А ты думала. Возвращайся в терем и готовь сына на стол Киевский. А мне пора в дорогу. Завтра поутру Кулия ждет меня у порогов. Да, чуть не забыл. Скажи своим нукерам, пусть присмотрят за новгородским купцом Иваном Лыковым. Он может о чем-то догадываться. Если что, пусть отправят его к праотцам. Мне это дядя Хруль сказал. Уж очень купец навязывался с ним в дорогу.
—Я тебя поняла. Будет сделано. В добрый путь, Добран,—сказала Малка.
Добран обнял сестру и пошел к пристани, туда, где грузились ладьи Хруля.
—Веселее! Веселее! Веселее работаем!—крикнул он амбалам, которые почему-то прибыли в Киев вместе с купцом. До сих пор в городе их никто не видел. А сам пошел к хозяину, который только что заплатил пошлину за провоз товаров через Киев. Он дал мытарям сверх положенного, чтобы они не обыскивали груз, сославшись на спешку и плохую погоду для плавания, которая может наступить со дня на день.
Через несколько часов, когда стало смеркаться, и с Днепра подул холодный ветер, ладьи отчалили от берега. Амбалы, грузившие груз тоже вошли на них. Когда Киев скрылся за широким простором вод Днепра, они стали одевать доспехи и вытаскивать из тайников оружие. Теперь они говорили по хазарски.
***
А вечером, как стемнело, и ладьи Хруля скрылись за горизонтом Днепровских вод, Лыков пригласил к себе своего друга черниговского купца Борилу. Он изложил ему свои наблюдения, относительно Хруля и сказал: «Вижу я, сто темнит что-то старый жид. Говорит, что в Византию едет за долгами, а в ладью серебро грузили. А ещё бочки с вином, это вино везти в Византию? На кой там вино нужно?»
—Мне тоже странным показалось, что Хруль остальных купцов в Киеве не стал дожидаться. С ним из Чернигова, кроме меня, ещё трое богатых купцов в Византию собирались. А он первым сорвался.
—Вот-вот! Чует мое сердце беду, да не знаю какую. Странно, что Добран из княжьей челяди, который еще при покойной Ольге при столе увязался, поехал с Хрулем в его ладье.
—Князь должен скоро из похода вернуться. Он разберется, зачем серебро и вино в Византию повезли. А может, и не вино это было?
—Вино. Я сам слышал этот отвратительный винный запах из бочек.
—Тем более странно. А может все просто. Вино у нас никто не пьет, окромя послов да приезжих гостей из Скандинавии. Вот он и решил его просто выбросит в Днепр, втихаря.
—Не тот человек Хруль, он за рубленную гривну удавится, а вина поди на несколько тысяч было?
—Дело нечистое. Надо бы до приезда князя присмотреть за домом Добрана, да за сестрой его Малкой. Одного поля ягоды. Что-то подлое затевают хазары.
Так беседовали купцы за ендовой кваса и не заметили они, как ключница купца Лыкова Текля подслушивала у дверей этот разговор под дверью. Когда купцы разошлись, она сделала вид, что пошла в свою опочивальню, а сама оделась да потихоньку выбралась из терема через кузню и черный ход. Осмотревшись на улице, не смотрит ли за ней кто, она закуталась в платок и пошла к княжьему двору к своей подружке Малке.
***
Хруль сидел в шалаше, сооруженном на самой большой ладье, пил вино и угощал кошерной говядиной Добрана.
—Я взял с собой отборнейших воинов, хотя до порогов все спокойно. Разбойников нет, казаки ушли на Волгу, а печенеги не тронули нас. Это в их интересах. Этих людей я дам хану в помощь и будут они служить у него ровно год. А пока они нужны мне, чтобы печенеги не упустили Святослава или, чтобы он не перекупил их. Они проконтролируют всю ситуацию. Святослав умрет.
—Он просто должен умереть. Нельзя дать Святославу дойти до Киева. Иначе все наши планы, относительно тайного покорения Руси под власть каганата, рухнут.
—Можешь мне поверить,—засмеялся Хруль.—От моих людей еще никто не уходил живым. А сейчас ложись спать. Утром подойдем к порогам, там я тебя разбужу.
—А сам ты спать не будешь?
—Я стар. А старому хазарину достаточно вздремнуть пару часов за трое суток и нормально. Я не хочу терять ни одного часа оставшейся жизни. Шолом, Добран.
—Шолом, равви…
Добран уснул, и приснился ему сон пророческий. Снилось ему, как стал его племянник каганом, а он управляет всей Русью, жжет непокорные города, казнит множество русичей , скачет на своем коне, среди пепелищ и гор из черепов человеческих наваленных. Только в конце сна слышит трель соловьиную. Потом видит, как маленькая птичка кружит вокруг него, а он отмахивается от неё мечом. Но маленький соловей не унимается, увертывается от его меча и снова на него налетает, как сокол на охоте. Увертывается и заливается песнью своей соловьиной, норовя КНР в глаз клюнуть. Вдруг женщина красивая, светловолосая появляется. Добран смотрит на неё, а соловей подлетает к нему и клюет прямо в лоб. Так клюнул его, что боль пронзила всё тело, все суставы. И он замертво падает с коня, даже крик в горле застревает.
Проснулся Добран в холодном поту, хрип еще вырывался из его гортани. К чему бы этот сон?—подумал он.—Что за птичка такая? На досуге спрошу у раввина. А сейчас о деле думать надо,—размышлял он, оглядывая холодный степной рассвет вокруг Днепра и прищурив глаза, глядел на восходящее солнце.
Начинаем публикацию нового исторического романа Валерия Степанова «Проклятие Рогнеды»
Начинаем публикацию нового исторического романа Валерия Степанова «Проклятие Рогнеды»
Книга первая. «Пока земля терпела насильника».
Наши Предки утверждали, что нет ни прошлого, ни будущего, ни грядущего, а есть лишь ОДНО течение жизни - НАСТОЯЩЕЕ, которое держится на НАС(стоит), ныне существующих, и НА ВСЕЙ ЛИНИИ РОДА, к которому мы принадлежим. Поэтому мы, нынешние, с полным правом говорим : "МЫ построили, МЫ победили", хотя события эти могли произойти ещё до нашего рождения . От изначалья до нынешних времён- МЫ в одном ряду с нашими Предками. Да не прервётся эта связь!

Мифов много, а истина одна. Миф о татаро-монгольском иге развенчан. Норманнская теория трещит по швам. Ложь о бескровной христианизации Руси раскрыта. Пересматриваются, оклеветанные западом и возведенные в ранг великих либералами личности, ставится им новая оценка. Не исключено, что мое воззрение на исторический процесс фрагментально подвержено влиянию тех или иных мифов. Но целостность картины и общего образа остается. Я сделал для себе центральный каркас из которого исхожу. Возможно, среди живых цветов моего дерева попадаются мертвые, искусственные цветы. Дерево обрастает и кроной и грибами паразитами. Я не идеален и не превосхожу дерево в этом вопросе. Кто-то опровергнет кое-какие из моих постулатов и если этого требует ИСТИНА, то я только приветствую такие возражения или изменения, как приветствую конструктивные дополнения к моей теории.
Но не только светлые и темные личности играли конструктивную роль в истории России. Многие фигуры если не глобального, то государственного и великодержавного масштаба остались неизвестными и упоминаются в официальной истории, лишь поверхностно. Одну из таких ярких фигур, женщину, которая на несколько веков повлияла на события в средневековой Руси, великую княгиню Рогнеду Полоцкую. Я постараюсь объективно описать в этом романе, чтобы потомки не только сочувствовали несчастной княгине Гориславе, но и постигли суть и смысл её поступков, которые сыграли роковую роль для возрожденного под названием Киевская Русь, Хазарского каганата. Жизнь княгини Рогнеды, её действия и поступки стали решающем событием в истории России, таким, как сохранение династии подлинных Рюриковичей, которая к моему великому сожалению закончилась смертью Ивана Грозного и его сына царевича Дмитрия. Жизнь Рогнеды-Гореславы это образец гражданского мужества, подвига во имя Руси, самоотверженного героизма слабой женщины в дворцовых интригах и военных баталиях. Её влияние на ход истории только с первого взгляда не заметно. На деле её вклад в последующее возрождение Руси и в сопротивлении западной европейской экспансии в виде крестовых походов, огромен и по сегодняшний день не оценен потомками.
В книге фигурируют две известные фигуры истории государства Российского: ненавистный муж-насильник Владимир и её сын от Владимира Ярослав. Отражается малоизвестная фигура воеводы при князе Святославе и его сыне Ярополке Свенельда, он же Соловей-Разбойник. Но умолчанию можно отследить сотрудничество и борьбу двух враждебных России сил Хазарского каганата в Византии и англо-саксонского каганата в Ватикане. Рогнеда искусно манипулирует мужем и сыном во имя спасения Руси и продолжения Рода, но её судьба печальна. Историки не могут точно назвать дату и место её смерти, не могут отследить её влияния на события в Киеве, Новгороде, Царьграде и в маленькой избушке на реке Полоти, где она и дожила свои последние дни.

Эта книга не является историческим документом, но сюжет её взят из исторического документа, который переплетался (в буквальном смысле слова) каждые триста лет , каждый клубок в отдельности. Да это было несколько клубков ниток, на которых плетением были записаны все эти события. Эти клубки, ранее составляли, по всей вероятности, в одном клубке, но каким-то образом порвались. А далее, я по содержанию сопоставлял, какой клубок описывает более ранние события, а какой более поздние. Как всякий романтик, я изложил эти материалы в полной достоверности, вставляя лишь для украшения текста те картины и образы, которые возникали передо мной почти материально и дополняли картину сухого текста. Субъективное восприятие мироздания свойственно каждому человеку, все зависит от меры образования. Я не исключение и потому могут возникнуть некоторые исторические неточности. Я не выскажу и звука недовольства, за конструктивную критику, с доказательствами моей вины (А не собственной правоты!!!) и творческим предложением более объективной альтернативы. Я только благодарен буду за это.
Вы удивлены клубковым книгам и не знакомы с русской узелковой письменностью. С как же велико будет ваше удивление, если я скажу, что нашел портал в хроники Акаши. При чем, я не единичен в этом мире, порою целые компании путешествуют по иным мирам и временам через этот портал. Я знаю многих, которые отправляются туда, как на пикник.
Одним словом в книге лишь мое изложение исторических событий и образов личностей того периода. Только то, что я читал и видел во время чтения и те события, которые я видел в фазе пост-чтения и, которые продолжали преследовать меня в снах и видениях.
Здесь и влияние на создания образа со стороны дев и женщин, которых со всей благосклонностью послал мне Бог, когда я трудился над этой рукописью. И сих жен я хочу видеть вокруг каждого памятника мне поставленного благодарными потомками, ибо они были музами моими «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий…», как сказал не менее известный, чем я, писатель.
Но, ведь никто из вас не упрекает за ложь в изображении истории Павла Загребельного, например.
Да и само русское слово «изложнение» имеет корень «ложь» и изначально означает искажение, добавление обмана в истинную правду, по причинам ограниченного мировоззрения и собственному произволу.
Ну, а незнание, не освобождает от ответственности. Придется отвечать, когда применят ко мне санкции внеюридического мистического характера. Это вам не высшая мера наказание, а наказание за пределами всех высших мер.
Большинство читателей меня поняли. А кто не понял, то мне остается их пожалеть. Они не достигли даже до уровня ремесленника. У них уровень конвейера. Все готовы наброситься вместе на гения, который по их представлениям мешает жить и творить «творческим людям». Да, мешает своей гениальностью. Очень многим мешает. Так вот, они набрасываются все вместе и начинают топить гения подобно конвейеру. Но конвейер эффективен, когда все действия в нем происходят своевременно, слажено и ни одно звено не дает сбоя. Так и у них, одно звено дает сбой и принимает иную позицию, как все начинают наперегонки гоняться за гением, кто быстрее и сильнее отцелует его в балду.
Не цепляйтесь к комментариям, которые я иногда даю, они подтверждены документально. Это для тех, кто не верит в клубочки-книги. Так же не сосредотачивайте своё внимание на (с вашей точки зрения) лингвистические неточности. Я передаю все это на том языке, на котором читал и слышал, сопоставляя языки и подгоняя их к пониманию современного массового читателя. Впрочем, некоторые объяснения сложных слов у меня истинны, как и некоторые выражения, которые часто употреблялись в то время, но сведения об этом до нас не дошли, или дошли в искаженном виде.
Это было так невыносимо бесконечно давно, что порою кажется не правдой. Мы не всегда можем извлечь это из глубин генетической памяти, не потому что та жизнь прошла и уже никогда не вернется, а потому что мы не хотим сами её возвращать, прекрасно понимая, что для этого у нас нет ни оснований, ни сколько-нибудь серьезной причины. А идти на поводке, предлагаемыом нам поводырями, порою не имеющими оснований для личных высказываний, глупо и бессмысленно.
Глобальный исторический процесс проходит по правде, а глобальное покорение народов происходит только, благодаря изменениям и искажениям страниц прошлого глобального исторического процесса. Именно благодаря этому изменению и искажению, происходит подмена глобального исторического процесса на глобальное покорение народов. Только, благодаря изменениям и искажениям страниц прошлого глобального исторического процесса, путем подмены правды ложью с условием дальнейшего разрастания этой лжи возможны глобальные изменения современной действительности в настоящее время, оказывающее влияние на будущее человечества и определяющее дальнейшее русло самого глобального исторического процесса. Этот трехступенчатый процесс и является наглядным изображением на основе второго исторического приоритета влияния на будущее человечества. То есть процесса определяющего глобальное покорение народов и начертания этого пути.
Это правда одна на всех. Ничего в ней не поменяешь ни на долю. А ложь—она многолика и многослойна. Разрастается она, как репей и одна ложь обрастает другой. А на иную ложь, нарастает одна на другую , как репей, липнет одна к другой.
Кто поверил в одну ложь, добавляет в неё долю своей лжи, а потом все больше и больше лжи в киселе из правды, лжи и полулжи становится в цепочку дальнейших искажений в одну из сторон: в сторону правды или в сторону лжи.
Если пятнадцать процентов здравомыслящих людей поверят в это, а прочитают мою книгу только 15% здравомыслящих, которые ещё остались и читают не только сканворды. Так вот, каждый заинтересуется и добавит. Ибо рождение правды, подобно рождению лжи. По-настоящему правда может обрастать не только правдой, но и ложью. Так вот, каждый из 15 % добавит свою правду или ложь и обрастет правда правдой. Ложь мы сразу будем отсеивать. Уничтожить росток лжи лучше, чем рубить после дерево, обросшее ложью.
Войны за знания
Войны за знания.
Официальная история рассказывает о не полном перечне причин военных конфликтов древности. Основными причинами, которые преподносятся всем это расширение территорий, грабеж побежденных, обращение пленных в рабство. Мельком упоминается, как причина, захват ресурсов, золотых приисков, пастбищ, плодородных земель. Современники Гомера даже преподносят женщину, как причину Троянской войны. Но, как бы ни была прекрасна Елена, причины надо искать глубже.
Для начала надо провести четкую черту между поводом и причиной. Повод — Елена, причина — возможно, грабеж Трои??? Первая мировая война.
100 метров
прочтите этот рассказ-
— Сынок, а тут за квартиру можно заплатить?
— Угу, — ответил охранник, даже не повернув головы к посетителю.
— А где, сынок, подскажи, а то тут я впервой.
— У окошка,- раздраженно ответил охранник.
— Ты бы мне пальцем показал, а то я без очков плохо вижу.
Охранник, не поворачиваясь, просто махнул рукой в сторону кассовых окошек.
— Там.
Дед в растерянности стоял и не мог понять, куда именно ему идти.
Охранник повернул голову к посетителю, смерил взглядом и презрительно кивнул:
«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» В ЗЕРКАЛЕ СТОЛЕТИЙ. 2-я часть
Тот же культ смерти исказил представление европейцев о красоте до такой степени, что красивым и модным стал бледный цвет лица. Представьте себе красавиц, которые своей бледностью напоминают, только что поднявшихся из гроба и красавцев с признаками изрядно запущенной желтухи. Мода! Ничего не поделаешь. Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. А как вы думаете, зачем дамам нужны были собачки? Поверьте мне не от любви к животным. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы, про перикись водорода в те времена в Европе не знали. Представьте себе, что в монголоидной Европе не было ни одной блондинки, даже просто светловолосой женщины, кроме королевы (первая Анна Ярославна, затем еще несколько королев). Естественно, что все дамы хотели быть похожими на королеву. А тут все средства хороши! Многих стошнит, если я скажу, что входит в состав современных и очень дорогих косметических кремов (особенно от морщин и преждевременного старения). Европейку не стошнит, она хуже ребенка, в том, что привыкла уже давно все в рот тянуть… Подобные вещи давно итальянской или французской любовью называются.
«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» В ЗЕРКАЛЕ СТОЛЕТИЙ.
«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» В ЗЕРКАЛЕ СТОЛЕТИЙ.
Еще один миф усиленно распространяемый СМИ: "Все Русские - нечистоплотные свиньи" Бытует мнение, что европейцы во все времена считали Россию варварской страной. Не считали. Просто на протяжении многих поколений и веков им внушалось, что Россия—страна дикая. Кто имел возможность побывать в России в те времена? Миссионеры католические и купцы. Да еще пытались рыцари, которые за это получали неоднократно по мозгам. Им что ли превозносить культуру русских, которые встретили их, как полагается встречать захватчиков и грабителей? Конечно нет! Да и темными, и необразованными были эти рыцари, чтобы по достоинству оценить культуру и уровень сознания чужого народа. Купцам установка была дана, замечать на Руси только самое плохое и ненужное, а если такого не будет сочинить. Все же хорошее перевернуть так, чтобы выглядело плохим. Иначе торговать не выпустят и товары могут отобрать. Самых правдолюбцев и поджарить можно на костре инквизиции, гуманно, без пролития крови. Так ни один из путешественников не минул того, чтобы очернить русские бани, например. Дальше я приведу и эти цитаты.
Священникам и вовсе незачем образованную и просвещенную Русь изображать. Ведь именно они сделали Европу забитой, грязной и деградирующей. Вот и создавался образ варварской России в глазах среднего европейца. Сейчас во взглядах этих грязных дикарей картина в принципе не изменилась. Еще бы, ведь жестокие русские благородного душку Гитлера разбили. Мы сами нередко бываем затуманенными этой лживой пропагандой, которая усиленно и агрессивно поддерживается учебниками исТории для наших детей и многими «деятелями» от литературы, рисующие «темное царство», «свинцовые мерзости» и прочие выдумки, типа «На дне». Многие «классики» не составляют исключения. Следуя, навязанным нам в школах и ВУЗах с детства стереотипам, мы иногда сами выражаемся о ней в том же духе.
Пора ввести в историю немного юмора. ИСТОРИЯ ВЕЛИКИХ УКРОВ.
ЭПИГРАФ: «Асы кричали: «Асы будут владеть саванной!» Укры кричали: «Велики укры будут владеть саванной!» Угры посмеивались в стороне: «Конечно укры! Только правильно говорить: угры». А жиды сидели в стороне и наблюдали: «Какая разница нам, кто из вас будет думать, что он владеет саванной. Главное, чтобы вы побольше перебили друг друга и тогда, мы—жиды будем владеть не только саванной, но и всем миром».
Леви Кохан «История четвертой мировой войны»

ИСТОРИЯ ВЕЛИКИХ УКРОВ
В древние времена на берегу Днепра-Славутича жили великие укры. Жили они с тех пор, как их пращур Кий город Киев заложил, это где-то 15 тысяч лет до н.э. Были у Кия братья Щур и Хорив и сестра Лебедь. Где они себе жен нашли, и за кого замуж Лебедь вышла нам не ведомо. Хотя Пушкин пишет, что вышла она замуж за моцкаля Гвидона. Все вирно Пушкин писав! Дядько Черномор—великий укр и 33 богатыря следовательно тоже. Врет Пушкин! Моцкалям нельзя верить. Гвидон укром был!
О насаждении пьянства на Руси
Ложые стереотипы современности зарождались в дебрях исТории.
История, как известно, состоит на 50% из мифов. В этом нет ничего удивительного, на то она и исТория. Почему всемирную хронологию мы должны называть исТорией, (как это верно подметил М.А. Булгаков в устах Воланда: «Я скорее всего изТорик» --вышедшей из Торы (ветхого завета) если Тора не охватывает и не может охватывать, как история только еврейского народа, всех хронологических событий планеты и, и тем более, не касается тех народов, которые жили далеко от Израиля? Почему исТорией называют хронологию Руси, хотя у нас было для этого красивое славянское название: «кощунство» ( от слова «кощун»--рассказ, быль).
Вавилонское столпотворение
Вавилонское столпотворение.
Задача вавилонского столпотворения была прежде всего в межрасовом смешении (Месопотамия—смешенное потомство). Второй задачей было изменение единого языка в массу вновь созданных языков. Во-первых, из-за неумения произносить правильно звуки, многие деградационные народы (остатки цивилизаций деградирующих до животного состояния и вымерших в прошлом) произносили слова неправильно, создавая новые слова с прежним значением. Чем дальше народы (буду впредь называть их нациями, потому что народ (наш Род) предусматривает чистоту крови, а нация гибрид, полученный в результате браков—межрасовых, правильно межцивилизационных смешений), удалялись географически друг от друга, тем более отличались их языки.
ВТОРАЯ ВОЛНА расселения асов по Европе
ВТОРАЯ ВОЛНА расселения асов по Европе.
Скифы начали расходится на Урале. Часть скифов скрестилось с тюркскими народами и приняли чуждую религию (раннее христианство, возможно разновидность несторианства, а скорее отдельная более ранняя ветвь. О христианах скифах, прозванных потом готами, официальная история умалчивает. Готами их назвали, точнее они сами себя назвали. Потому что понимая свое божественное происхождение, они сознавали себя богами, но библейская концепция все прочнее вливалась в их сознание. Они первые стали праздновать Рождество, но предпочли дату
Pages: 1 2 >>


НОВОЕ


Ватикан «обнародовал» зашифрованное послание. ФОТО ВИДЕО
Ватикан «обнародовал» зашифрованное послание. ФОТО ВИДЕО
Русский спецназ «зачищает» ВИП боевиков в Алеппо
Русский спецназ «зачищает» ВИП боевиков в Алеппо
Фотографии которые кратковременно отшибают память у мужчин
Фотографии которые кратковременно отшибают память у мужчин
Интервью с посвященным евреем. Величайшие обманы мира и мифы об иудеях
Интервью с посвященным евреем. Величайшие обманы мира и мифы об иудеях
Почему уничтожили дирижабли?
Почему уничтожили дирижабли?
Слив Америки + Катастрофа
Слив Америки + Катастрофа
Депутат ВР записывал компромат на Порошенко на диктофон в часах ВИДЕО ФОТО
Депутат ВР записывал компромат на Порошенко на диктофон в часах ВИДЕО ФОТО
Пол Крейг Робертс: После ответа из Кремля я задумался о переезде в Россию
Пол Крейг Робертс: После ответа из Кремля я задумался о переезде в Россию
По нефти договорились
По нефти договорились
Яценюк сбежал с Украины
Яценюк сбежал с Украины
На Чернобыльской АЭС установили новый саркофаг. ФОТО
На Чернобыльской АЭС установили новый саркофаг. ФОТО
Швейные войска. Юморные ФОТО
Швейные войска. Юморные ФОТО
Допрос Виктора Януковича по делу «ЕвроМайдана» 28.11.2016 ВИДЕО
Допрос Виктора Януковича по делу «ЕвроМайдана» 28.11.2016 ВИДЕО
Коломойский вопреки своим принципам открыто пошел в политику
Коломойский вопреки своим принципам открыто пошел в политику
ШОК. На канале CNN полчаса транслировал порно
ШОК. На канале CNN полчаса транслировал порно
«Т-П». Псаки отдыхает, а Русские не догадаются
«Т-П». Псаки отдыхает, а Русские не догадаются
Интересные факты о Древнем Египте
Интересные факты о Древнем Египте
Pages: 1 2 3 4 >>
Loading...

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...

ИНТЕРЕСНОЕ

НОВОСТИ ИЗ СЕТИ

Loading...