1info.net - Статьи Интересные Новости Информация Онлайн
1info.net в Facebook  1info.net в Google+  1info.net в VK  1info.net на Oдноклассниках  1info.net в Twitter  1info.net на youtube  1info.net RSS  1info.net RSS video 
Авторам Обратная связь Регистрация
 Война РФ и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего ч.4   Комментировать
Война РФ и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего ч.4

Генеральное сражение и развязка кризиса...

 

Генеральное сражение

План совместного российско-иранского наступления был разработан заранее, но он должен был быть приведен в действие чуть позже, когда американская авиация в противоборстве с российской ПВО потеряет значительную часть своих самолетов. Тогда можно было бы ввести в бой и истребительную, и даже бомбардировочную авиацию России и Ирана, которая поддерживала бы наземное наступление. Но ситуация изменилась, наступать надо было без промедления. И поскольку план был уже готов, его и решили использовать, добавив лишь незначительные изменения.

Согласно плану, основной удар должны были наносить иранские танковые части по позициям саудовских войск. Хотя саудовцы обладали существенно большей ударной мощью по сравнению с американо-британской группировкой, их войска рассматривались как менее устойчивые в бою. Расчет делался на то, что не выдержав мощного удара, саудовцы достаточно быстро начнут отступать, а это позволит обогнуть американо-британскую группировку с фланга, выйти ей в тыл и окружить, а после этого добить ее совместными действиями российских и иранских войск с двух направлений. При этом вероятность того, что саудовцы перегруппируют свои силы и нанесут контрудар для деблокирования своих союзников рассматривалась как нулевая.

Для осуществления главного удара была создана группировка в составе 200 Т-72, 200 «Сафир-74», 400 БМП и БТР, 60 САУ «Гвоздика» и 50 САУ М-109, а также 50 РСЗО разных калибров иранского производства. Для усиления огневой поддержки ударной группы российское командование выделило 200 САУ «Нона-С». От воздушных ударов группу прикрывали 4 комплекса Бук-М3 и 10 установок Тор-М2. Надо отметить, что незадолго до начала сражения иранские Сафиры получили в состав своего боекомплекта по пять ракетных снарядов «Аркан», способных пробивать броню Абрамсов на расстоянии 6 км, не говоря уже об M60A3.

Саудовские войска были расположены в три эшелона. Первый эшелон готовился к наступлению, и поэтому имел в своем составе в основном мобильную бронетехнику: 100 танков Абрамс, 235 танков M60A3, 400 БМП, 50 САУ M-109, 10 РСЗОASTROS и 5 комплексов ПВО «Кроталь». Второй эшелон, расположенный в 20 км от передовой, включал позиции полевой артиллерии, минометов, и противотанковых средств, а также 300 БМП и 5 комплексов ПВО «Кроталь». В резерве саудовцы имели 100 танков Абрамс, 100 БМП, 10 РСЗО ASTROSII и много легкой пехоты на автомобилях с ПТУР и ПЗРК.

На следующий день лишь только забрезжил рассвет системы РСЗО «Смерч» нанесли ракетные удары по второму эшелону саудовских войск. Удар произвел шоковое впечатление на противника. Готовившиеся к наступлению саудовцы толком не оборудовали свои позиции в инженерном отношении и поплатились за это. Удар «Смерчей» нанес заметный урон легкой бронетехнике, автомобилям «Хаммер», уничтожил две установки «Кроталь», и вывел из строя 200 человек личного состава. В рядах саудовцев стала нарастать паника. Правда, она еще не передалась в первый эшелон саудовских войск укомплектованных танками и самоходными артиллерийскими установками, которые были менее уязвимы для ударов артиллерии.

Здесь надо отметить, что перед началом сражения саудовцы передали на усиление американо-британских войск 50 САУ M-109, 20 РСЗО ASTROSII и 10 передвижных комплексов ПВО малой дальности «Кроталь». Правда, от саудовских танкистов американцы благоразумно отказались, и как показали дальнейшие события, правильно сделали. Тем не менее мобильная огневая мощь саудовских войск существенно ослабла. Теперь они располагали только 60 САУ M-109 и 20 РСЗОASTROS. Правда, у них было еще около 100 полевых 155-мм гаубиц M-114 и M-198, но они были расположены во втором эшелоне. И как показали первые минуты боя, без защищенных огневых позиций полевые гаубицы весьма уязвимы для артиллерийского огня противника. Стационарные позиции артиллерии были хорошо видны самолетам ДРЛО обеих сторон. Их расстрел «Смерчами» происходил, как в тире. Сложнее было с мобильной артиллерией, которая постоянно маневрировала и была защищена от осколков снарядов собственной броней.

В ответ на огонь «Смерчей», американцы применили системы залпового огня ХИМАРС и сразу же поразили одну российскую установку. В ответ «Смерчи» перенесли удары с саудовских позиций на комплексы ХИМАРС. Завязалась скоротечная артиллерийская дуэль. Поскольку американские РСЗО в этот раз использовали обычные ракеты дальностью 90 км, они оказались в сфере досягаемости российских установок. Обмен ударами привел к потере 3 Смерчей и двух оставшихся установок ХИМАРС.

Тем временем иранские танковые колонны преодолев 30 км пути, вышли на дистанцию выстрела своих САУ М-109 и открыли огонь по первому эшелону саудовских войск. К ним присоединились иранские РСЗО, сопровождавшие ударную группу. Саудовцы открыли ответный огонь из своих САУ М-109 и РСЗО ASTROS. Возникали своеобразные артиллерийские дуэли, которые однако не вели к каким-либо заметным результатам. Точность попадания на ходу существенно снижалась, а попасть по движущимся объектам было почти невозможно. Тем не менее разрывы снарядов наносили повреждения легко бронированной технике и автомобилям с установленными на них противотанковыми системами.

Когда же ударная группа приблизилась к передовым порядкам саудовцев на 12 км, ситуация резко изменилась. 190 оставшихся на ходу гаубиц «Нона-С» открыли по позициям противника ураганный огонь. Висевшие в небе беспилотники передавали координаты целей российским экипажам в реальном режиме времени. Это позволяло поражать даже маневрирующее объекты. В течении 20 минут удалось выбить половину саудовских САУ, уничтожить более 100 БМП и все РСЗО. Саудовцы еще надеялись на свои танки, но быстро поняли, что просчитались. Иранские танки начали расстреливать их с дальности 3 км ракетными снарядами. В первые десять минут танкового боя было уничтожено около 50 саудовских танков. Увидев, как горят машины их товарищей, саудовские танкисты стали отступать, даже не пытаясь войти в ближний бой.

 

Надо сказать, что в течение этого периода боя американцы всячески пытались применить авиацию для бомбежки наступающих иранских танков. Но поскольку сражение происходило в зоне действия системы ПВО С-300В4 и сопровождающих танковую колонну Буков и Торов, то действия американских летчиков были не очень успешны. Подбив менее 10 иранских танков, они потеряли 10 самолетов. Попытка организовать атаку на мобильные комплексы ПВО при помощи 10-ти беспилотников также провалились. В порядках наступающих войск действовало несколько машин РЭБ «Инфауна» российских воздушно-десантных войск. Они препятствовали эффективному управлению беспилотниками и наведению ракет. Небольшое количество выпущенных ракет «Хэллфайер» было перехвачено Торами. Все 10 беспилотников были сбиты зенитными ракетами.

Между тем отступление саудовской бронетехники продолжалось с нарастающей быстротой. Замешкавшиеся танки и БМП сразу же уничтожались огнем иранцев. Поэтому саудовцы спешили как можно быстрее выйти из зоны поражения иранских танков и попасть под защиту второго эшелона своей обороны, напичканной противотанковыми средствами. Но эти ожидания оказались тщетными. Второй эшелон саудовской обороны в течение всего боя обрабатывался ракетными и артиллерийскими ударами. Сначала это были Смерчи, затем иранские РСЗО, потом иранские САУ М-109, а уже на рубеже 12 км подключились российские САУ «Нона-С». В итоге вся полевая артиллерия и большинство тяжелых минометов саудовцев были уничтожены, также как и значительная часть противотанковых систем, смонтированных на БМП, БТР и автомобилях. А те из личного состава, кто выжил, уже оставили позиции. Поэтому саудовские танки, просто перескочив через позиции второй линии обороны, продолжали откатываться в сторону Хафр-эль-Батина.

В сражении наступил кризис. Американское командование поняло, что если не принять срочных мер по стабилизации фронта, то поражение будет неминуемо. Классическим маневром в этой ситуации был фланговый удар перпендикулярно вектору движения иранской танковой армады. Это было первое решение, которое приняла американская сторона. Для контрудара была выделена группа в составе всех 100 танков Абрамс, 50 САУ М-109, 10 РСЗОASTROS, 5 комплексов ПВО Кроталь и 150 БМП «Брэдли», многие из которых имели навесные пусковые установки для ПТУР и ПЗРК. Группу сопровождал усиленный полк (около 3 тыс. человек) британской легкой пехоты на бронированных внедорожниках, также оснащенных ПТУР и ПЗРК.

Но главную ставку американцы делали на атаку боевых вертолетов, которые должны были быстро приблизиться к иранской танковой армаде и нанести свой фатальный удар. На решение этой задачи были брошены все 170 ударных вертолетов Апач, имеющихся у американо-британской коалиции. Расстояние в 120 км они преодолели примерно за 25 минут. Летя низко над землей, Апачи долго были невидимы для радаров российской системы ПВО. Торы обнаружили их только на расстоянии 7 км, но это была уже дистанция выстрела противотанковых ракет «Хэлфайер». Открыв шквальный огонь Апачи сразу же поразили 30 иранских танков, 20 БМП и 10 САУ «Нона-С». Ударившие в ответ Торы, сбили 30 вертолетов.

Буки в этот момент вступили в борьбу с 50 американскими самолетами, действия которых стали более эффективными, поскольку бой переместился на 70 км к югу, то есть на самую границу дальности системы ПВО С-300В4. В этом районе американские самолеты, могли уклоняться от ракет этого комплекса. А передвижение С-300В4 вперед в момент боя понизило бы их боевую эффективность. Тем более еще не было ясности с американской РСЗО ХИМАРС, которая могла ударить по С-300В4 в любой момент. Четырем Букам-М3 было тяжело противостоять 50 американским истребителям, даже при ограниченной поддержке С-300В4. Поэтому каждый из Буков должен был прикрывать хотя бы один Тор. Огневых возможностей остальных уже не хватало, чтобы на равных бороться с таким количеством вертолетов противника.

В сражении наступил решающий момент. В этих условиях российское командование приняло решение бросить в бой все ударные вертолеты. 120 винтокрылых машин устремились вперед. Еще в самом начале наступления они были подтянуты на передовые позиции. Вертолетам потребовалось 15 минут, чтобы преодолеть расстояние до места главного боя. К этому моменту американцы подбили еще 40 единиц бронетехники, но потеряли еще 10 вертолетов. Всего у противника оставалось 130 вертолетов против 120 российских.

То, что потом последовало, можно назвать первым крупным вертолетным сражением в мировой истории. Боевые машины на полном ходу обменялись встречными залпами противовоздушных ракет. И тут гораздо лучше проявили себя маневренные «Аллигаторы», они выписывали невообразимые пируэты и уклонялись от ракет противника. Российским вертолетам помогали и системы РЭБ «Рычаг-АВ», которые сбивали американские ракеты с курса. Американцы тоже ставили помехи, но эффективность их комплексов радиоэлектронной борьбы оказалась намного ниже российской.

В итоге обмен первыми ударами привел к уничтожению 35 российских вертолетов и 50 Апачей. Последним было уже не до иранских танков. Но главное должно было решиться в ближнем бою. Разделяющее их расстояние, вертолеты преодолели меньше, чем за две минуты. В ход пошло пушечное вооружение. Все теперь решали такие качества, как маневренность и бронезащита боевых машин, их огневая мощь и мастерство пилотов. И если предположить, что по последнему критерию между сторонами был паритет, то во всех других российские вертолеты, особенно «Аллигатор», явно выигрывали. Практически все Апачи были уничтожены. 10 последних, увидев, что проиграли ретировались с места сражения.

У русских оставалось еще 40 вертолетов. Они получили приказ срочно повернуть на север, чтобы оказать огневую поддержку российской ударной группе, направленной на перехват американской танковой колонны, которая выдвигалась для нанесения флангового удара по иранским танкам. Ударная группа, включала 60 самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД» (по существу всех, имеющихся в дивизиях ВДВ) и 300 БМД-2, имевшими на вооружении противотанковые комплексы «Конкурс», а также 16 установок залпового огня «Град».

Сражение между русскими войсками и американцами, первое такого рода в истории, произошло недалеко от небольшого саудовского поселка километрах в 35 южнее городка Раудат Хаббас на шоссе Рафх — Хафр-эль-Батин. На расстоянии примерно 30 км от американской ударной группы «Грады» дали первый залп реактивными снарядами 9М218 с кассетной головной частью с кумулятивно-осколочными боевыми элементами. Снаряд был предназначен для поражения легкобронированной техники — БМП, БТР, САУ и живой силы противника. Эффект был потрясающий. В первом залпе было поражено 10 САУ, 20 БМП и множество бронированных джипов британцев, а также одна установка «Кроталь». В ответ САУ и РСЗО американцев нанесли ответный удар схожими боеприпасами. Он был не менее эффективен. Было подбито 10 Спрутов и столько же БМД.

Пока РСЗО перезаряжались к месту боя прибыли российские вертолеты. Чтобы избежать поражения ракетами «Стингер», которыми была до зубов оснащена американская и британская легкая пехота, они зависли в воздухе на дальности 8 км от американской бронеколонны. С этой дистанции они могли поражать танки Абрамс при помощи ракет 9М120М комплекса Атака-В. В первом залпе они уничтожили 20 танков. Однако не все пошло так, как задумывалось. Пилоты вертолетов не ожидали, что американцев прикрывает система ПВО малой дальности «Кроталь». Прозрение наступило только тогда, когда они увидели 32 зенитные ракеты, несущиеся навстречу вертолетам. Виртуозное маневрирование и использование комплекса РЭБ «Рычаг-АВ» спасло не всех, 15 вертолетов были сбиты. Остальные прижались к земле, чтобы уйти за радиогоризонт РЛС «Кроталь». Перезарядка ракет комплекса «Кроталь» занимала меньше минуты и командир вертолетной группы это хорошо знал.

 

Но русским вертолетчикам повезло. У них в группе оказалось два вертолета, оснащенных перспективным противотанковым комплексом «Гермес», предназначенным для морской авиации и имеющим рабочую дальность пуска более 20 км. Эти вертолеты на низкой высоте удалились от американской колонны на 18 км, где «Кротали» их достать уже не могли, и нанесли удар по этим системам ПВО. «Гермесы» сработали на отлично. Все четыре пусковые установки были уничтожены. После этого оставшиеся вертолеты вновь поднялись в воздух и стали наносить удары по американским танкам. За несколько минут боя было уничтожено еще 30 танков.

Американцы попытались поразить вертолеты огнем РСЗО ASTROS, которые использовали снаряды с электронными взрывателями. Эти снаряды взрывались в воздухе, не долетая до земли и разлетающаяся в разные стороны шрапнель теоретически могла повредить вертолеты противника. И действительно, один вертолет получил удар шрапнели в двигатель, задымился и быстро пошел вниз. Но в целом эффективность такого огня была низкой. Тем более что снова ударили русские «Грады», которые уничтожили два РСЗО ASTROS.

К этому моменту американское командование уже осознало, что продвижение бронеколонны для удара во фланг иранских войск потеряла смысл. Ударная группа утратила большую часть своей огневой мощи. В строю оставались лишь 50 Абрамсов и 70 БМП «Брэдли», САУ перестали существовать, также как и комплексы ПВО «Кроталь», легкая пехота с ПТУР и ПЗРК потеряла 50% личного состава, оставшиеся РСЗОASTROS расстреляли большую часть своего боезапаса. Между тем русская тактическая ударная группа продолжала идти вперед, а передовые части иранцев остановились и стали подтягивать резервы из глубины обороны. Саудовские войска откатились почти до Хафр-эль-Батина. Сражение было проиграно. Оставался один вариант — отход. В этих условиях американское командование дало приказ на отступление в направлении поселка Линаха и далее на город Трубах. В этих районах российская ПВО уже не действовала и можно было рассчитывать на поддержку своей авиации.

Как только стало очевидно, что американцы начали отступать, российские воздушно-десантные части, занимавшие оборону южнее Эс-Сальмана, получили приказ выдвигаться в направлении городов Рафха и Раудат Хаббас. За десантниками двинулись российские комплексы ПВО С-300В4 и ракетные установки Искандер. Солнце уже клонилось к закату, когда отряд разведки Псковской дивизии ВДВ вышел на окраину Рафха. Американцев там уже не было. Город жил своей обычной жизнью, как будто находился в параллельной реальности, никак не связанной с циклопической битвой мировых держав.

Развязка кризиса

На следующий день рано поутру посол Саудовской Аравии в Москве запросился на встречу с министром иностранных дел России. Как это ни странно, но все участники военных действий еще не разорвали друг с другом дипломатические отношения и не отзывали послов из столиц своих военных противников. Сюрреализм происходящего не мог не бросаться в глаза. Но все улыбались друг другу, называли «партнерами» и делали вид, что так и надо. Мир все больше вползал в эру виртуальной политики и дипломатии: если о событии не сообщать или хотя бы не повторять о нем каждый день с утра до вечера в СМИ, то вроде его и нет.

Посла принял заместитель министра иностранных дел по вопросам Ближнего Востока. Он не спешил брать быка за рога. Саудовец тоже делал вид, что никуда не торопится. Они выпили чайку, обменялись несколькими, ни о чем не говорящими пассажами и постепенно перешли к главной теме визита. По-существу, посол запросил перемирия и интересовался, на каких условиях Москва была бы готова прекратить военные действия. Он также заявил, что его визит никак не согласован с США или Великобританией и он представляет только позицию своей страны. В МИД РФ предполагали, что этот разговор когда-то состоится, но не ждали, что это наступит так быстро.

Понятно, что заключать перемирие без всяких условий было бы глупо, но вот списка этих условий для передачи саудовской стороне, хотя бы в устной форме, никто не составил. За последние 30 лет, начиная с горбачевской перестройки, в МИД была потеряна школа выдвижения условий и составления ультиматумов. Над дипломатами как дамоклов меч висел тезис о том, что Россия «никому ничего не навязывает» и «каждый народ вправе определять свою судьбу». Как лозунг это, конечно, было правильно. Но этот лозунг так долго и упорно произносился на всех политических уровнях, что в него поверили даже сами говорящие и начали руководствоваться этим далеким от практической жизни принципом в реальной политике. Вот и на этот раз никому не пришло в голову заранее составить список условий. А их на самом деле можно было выставить совсем немало.

Когда заместитель министра сообщил послу, что для ответа российской стороне потребуется какое то время, посол стал заметно нервничать. Видимо, он заподозрил худшее, что Россия специально тянет время, чтобы дойти до Эр-Рияда и навязать его стране безоговорочную капитуляцию. При этом саудовцы не столько боялись России, сколько мести Ирана, который, как они считали, наверняка захочет поквитаться за притеснения шиитов в Саудовской Аравии и за развязанную в Йемене войну против хуситов. Между тем положение в Саудовской Аравии было хуже некуда. Армия фактически распалась. Отдельные элитные части, которые еще сохраняли верность трону, представляли из себя лишь условную боевую единицу. На их разгром хватило бы и одной дивизии ВДВ. Йеменские хуситы на юге страны перешли в открытое наступление. Поддерживаемые иранскими силами специальных операций, они занимали один город за другим, где местное шиитское большинство сразу же устанавливало свою власть и заявляло о независимости от саудовского короля. Оттягивание перемирия в этих условиях означало бы, что дни Саудовской Аравии как единого государства уже сочтены.

Расчеты на американскую помощь, как показали последние события, оказались эфемерными. Было очевидно, что американская группировка разгромлена и единственное, что она может сделать, так это отступать к Красному морю, где затем эвакуируется на морские суда. Перебросить какие то крупные силы в регион США в ближайшее время не смогут. Для проведения операции такого масштаба потребуются месяцы, а их у Эр-Рияда не было. Конечно, можно предположить, что американцы попробуют организовать войну против России на европейском театре. Но даже там быстрой победы они не добьются. Такая война может длиться несколько лет. Возможно, даже, что Запад в этой войне победит. Но только Саудовской Аравии к тому моменту уже не будет. И какое тогда, спрашивается дело, королевскому дому Саудов до исхода этой войны в Европе?

 

Посол неправильно понял намерения российской стороны. Последнее, чего хотела Москва, это наступления вглубь Саудовской Аравии и оккупации Эр-Рияда. Российское руководство не имело даже фантазий на эту тему, не говоря уже о реальных планах. Скорейше прекращение боевых действий полностью отвечало интересам Москвы. К этому моменту все уже забыли, что война стала следствием американского удара по российским войскам, а вовсе не желанием Москвы переформатировать Ближний Восток на новый лад. Однако, коли уж судьба так распорядилась, что наши войска стояли на территории Саудовской Аравии, то было просто глупо отказываться от тех выгод, которые можно было выжать из сложившейся ситуации. Более того, это было бы не просто глупо, а даже преступно по отношению к тем российским солдатам и офицерам, которые отдали свои жизни, сражаясь в этой войне.

Чтобы не расстраивать саудовского посла, заместитель министра сообщил ему, что задержка с ответом вызвана необходимостью проконсультироваться с Ираном, который внес не меньший вклад в разгром американской коалиции. И это было абсолютной правдой. Примерно через час президент России связался с президентом Ирана и обсудил с ним условия капитуляции Саудовской Аравии. Причем по большинству пунктов стороны сразу же пришли к согласию. Эти пункты включали:

— выход Саудовской Аравии из войны и прекращение военных действий российско-иранской коалиции против саудовских войск;

— Эр-Рияд должен потребовать немедленного вывода американских и британских войск с территории Саудовской Аравии. В случае несогласия Вашингтона это сделать, Эр-Рияд должен объявить американо-британские войска оккупационными;

— со своей стороны, Россия и Иран не будут чинить препятствий выводу американских войск и не будут вести против них боевых действий, если эти войска будут выводится быстрыми темпами («Пусть также быстро уходят, как пришли», — пошутил президент России);

— Саудовская Аравия немедленно разрывает все военные соглашения с США и Великобританией;

— Российско-иранские войска могут свободно передвигаться по территории Саудовской Аравии для отражения нападения со стороны третьих стран. Если таких нападений не будет, то они останутся на прежних позициях и будут выведены с территории Саудовской Аравии через три месяца после официального согласия США признать перемирие;

— в период пребывания российско-иранских войск на территории Саудовской Аравии их снабжение продовольствием и топливом будет осуществлять саудовская сторона за свой счет;

— Эр-Рияд выплатит компенсацию в 10 млрд долларов за материальный и физический ущерб, понесенный Россией и Ираном в ходе военных действий. Эту сумму две страны договорились поделить пополам. (Из российской доли президент России намеревался направить большую часть семьям погибших военнослужащих — по 500 тыс. долларов за каждого убитого и по 200 тыс. тем, кто получил увечья);

— Эр-Рияд также примет финансовое участие в восстановлении сирийской экономики на сумму 20 млрд. долларов, частично на коммерческой основе;

— Эр-Рияд прекращает поддержку всех исламских радикальных группировок по всему миру. Для наблюдения за соблюдением этих условий будет создана совместная трехсторонняя комиссия в составе представителей России, Ирана и Саудовской Аравии. Они будут иметь право проводить инспекции на территории Саудовской Аравии любых организаций и лиц, подозреваемых в такой деятельности. В качестве гарантии выполнения этих соглашений Саудовская Аравия переведет в ведущие российские госбанки залог на сумму 100 млрд долларов. Деньги будут размещены на коммерческих условиях, то есть с получением процентов. Однако Эр-Рияд сможет забрать залог только после того, как совместная комиссия официально объявит, что Саудовская Аравия выполнила обязательства по противодействию терроризму.

Но один вопрос все-таки вызвал разногласия между Москвой и Тегераном. Он касался положения шиитов в Саудовской Аравии. Иранцы настаивали на немедленной автономии шиитских провинций. В Москве, в принципе, поддерживали полное соблюдение прав шиитских общин, включая даже их автономию. Однако считали нецелесообразным включать этот вопрос в такой форме в текст условий перемирия. Но для иранцев это был принципиальный вопрос, пожалуй, главный из-за чего они вступили в войну. Поэтому стороны долго не могли прийти к согласию.

Время шло, но результата все не было. Президенты взяли паузу. В переговоры вступили опытные дипломаты, досконально знающие специфику Ближневосточного региона. Через некоторое время привлекли ученых-исламоведов и даже видных представителей мусульманского духовенства России. В конце концов, иранцев удалось убедить, что слово «автономия» из текста надо убрать, а сосредоточиться на соблюдении прав шиитских общин, «формы и стандарты обеспечения которых будут уточнены позднее в ходе дальнейших переговоров между иранской и саудовской сторонами». Окончательно, переломило настроение иранцев заявление одного старого дипломата-ираниста, который сказал на фарси: «Ну, зачем сейчас ломать копья? Вы же там присутствуете в военном отношении, и будете присутствовать дальше. А тот, на чьей стороне сила, и определит потом те самые формы и стандарты. Захотите автономию — будет автономия».

В тот же день после полудня посол Саудовской Аравии был вызван в МИД России, где ему были переданы условия заключения перемирия. Бегло просмотрев все пункты и задав несколько уточняющих вопросов, посол явно повеселел. Для него главным было подтверждение территориальной целостности Королевства. В Эр-Рияде были уверены, что иранцы вообще затребуют отделения шиитских провинций. Поэтому Король Салман разрешил соглашаться на все, что угодно, кроме расчленения страны. А тут такие обтекаемые формулировки! Это было просто идеально. В заключении беседы, посол дал понять, что он лично рассматривает данные условия как приемлемые, но естественно, должен получить согласие из столицы. После этого он поспешил откланяться, чтобы побыстрее довести важную информацию до правительства страны.

В тот день на фронте установилось некоторое затишье. Американцы не знали, что им предпринять. Саудовская армия с очевидностью развалилась и принимать дальнейшего участия в боевых действиях явно не желала. Военное командование в Эр-Рияде совсем не владело обстановкой. В этих условиях российско-иранские войска получали над американо-британской группировкой такой перевес, что им не составило бы труда быстро ее добить. Но русские в наступление не шли. А атаковать самим было равносильно самоубийству.

Не шел на контакт и официальный Эр-Рияд. Все ключевые фигуры в госаппарате, вдруг, куда то исчезли. Послы США и Великобритании не могли ни до кого дозвониться. На их звонки отвечали какие то секретари и помощники, которые вежливым, вымуштрованным голосом, на хорошем английском отвечали, что они обязательно передадут просьбу о «Вашем телефонном звонке» своему начальнику, и он обязательно «Вам перезвонит». Но никто естественно, не перезванивал.

Наконец, ближе к вечеру последовало заявление Короля Саудовской Аравии Салмана, где он дал краткий обзор военной и политической обстановки, заявил, что его страна была втянута в войну помимо своей воли, что продолжение войны не отвечает интересам народа Королевства, и поэтому он только что подписал перемирие с Россией и Ираном. В заявлении также содержалось требование к американо-британским войскам немедленно покинуть территорию Саудовской Аравии. Через некоторое время последовали соответствующие заявления от лидеров России и Ирана.

Вашингтон и Лондон были в шоке. Такой подставы от своего давнего союзника там не ожидали. К тому же, на следующий день выяснилось, что за несколько часов, предшествовавших заявлению Короля Салмана, саудовцы перевели большую часть своих активов из Нью-Йорка и Лондона в банки Швейцарии, Франции, Германии, Гонконга и Сингапура. Президент Трамп был в ярости. Он уже называл Саудовскую Аравию большей угрозой, чем Иран, и собирался бомбить не Тегеран, а Эр-Рияд. Зато в Европе, Японии и Юго-Восточной Азии наступило ликование. На международных биржах нефть спикировала с 200 долларов за баррель к 120. Намечавшийся экономический коллапс откладывался на неопределенный срок.

В этих условиях американцы обнаружили, что они загнаны в очень узкий коридор возможностей. Продолжать войну на территории Саудовской Аравии было уже невозможно ни физически, ни политически. Сидеть на своих позициях и не уходить, это уже означало быть оккупантами на чужой земле. Если бы США контролировали столицу, то можно было бы организовать госпереворот, поставить во главе государства своего человека, который разорвал бы перемирие с русскими и вернулся бы к союзу с США. Но в данном случае такой возможности не было. Да, и российско-иранские войска долго ждать не будут. Через пару дней они перейдут в наступление и завершат разгром американо-британской группировки.

Конечно оставался вариант применения тактического ядерного оружия. Но удар ТЯО по российским войскам означал бы ответный удар русских по американо-британским войскам. То есть от этих войск ничего не осталось бы. Зато Иран мог бы быстро перебросить в Саудовскую Аравию новые резервы и разместить их в городах. Что тогда бомбить саудовские города? Нет, применение тактического ядерного оружия ничего принципиально не изменило бы.

Правда, был еще вариант большой войны в Европе. На начальном этапе конфликта сами американцы и англичане не хотели такую войну затевать, хотя Польша и Прибалтика, вроде бы, были готовы предоставить плацдарм для развертывания американских и британских войск. Но сейчас, после того, как по европейцам ударили высокие цены на нефть, да и американская армия показала, что она далеко не всесильна, кто решится поддержать перенос боевых действий на европейский театр? Сообщения из дипломатических представительств в Европе свидетельствовали о том, что таких желающих нет.

Ну, а вести войну на европейском ТВД, не имея плацдарма на земле, выглядело как фантастика. Конечно, можно было продолжать бесконечные обмены ракетными ударами, но это не заставило бы Москву капитулировать. Русские показали, что им есть, чем ответить. И было далеко неясно, кому такая война нанесла бы больший вред. В конце концов, российские подлодки и самолеты могли бы начать наносить удары не только по американским и британским городам, но и по торговым судам двух стран. А США и Великобритания зависели от морской торговли гораздо больше, чем Россия. К тому же, такая война вызывала бы растущее раздражение других государств мира, в том числе союзников США. И это, в конце концов, был путь ведущий в международную изоляцию.

Первыми тупиковость ситуации осознали прагматичные англичане, поднаторевшие за свою долгую историю в различных политических кульбитах. На следующий день после заявления саудовского короля премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, отвечая на вопрос в парламенте по поводу войны на Ближнем Востоке, неожиданно объявила о выводе британского контингента из Саудовской Аравии. По ее словом, дальнейшее пребывание британских военнослужащих в регионе в нынешней ситуации лишено всякого смысла и она намерена распорядиться об его эвакуации в тот же день.

Заявление британского премьера звучало таким образом, как будто оно было согласовано с Вашингтоном. Но это было совсем не так. В Госдепартаменте узнали о нем из сообщения новостей. Это было еще одним шоком для администрации президента Трампа. «Младшие» союзники просто поставили их перед свершившимся фактом. И в общем-то правильно сделали. Попробуй они начать предварительные консультации с Вашингтоном, это могло бы затянуться надолго и довести до полного разгрома союзных войск в Саудовской Аравии. А тут русские предложили более-менее почетный выход из положения, даже без формальной капитуляции. Грех было этим не воспользоваться.

Заявление Лондона поставило администрацию США в безвыходное положение. Продолжать войну в полном одиночестве было бы абсолютно проигрышным решением. Такого не было даже во время войны во Вьетнаме. Поэтому президенту Трампу не оставалось ничего другого, как сделать вид, что решение о выводе войск — это совместное решение Вашингтона и Лондона.

Война на Ближнем Востоке подошла к концу. Вместе с ней уходил в прошлое и старый мировой порядок. Однополярный мир рухнул в одночасье на наших глазах. Но сделал он это не сам по себе. Дорогу в преисподнюю ему проложили солдаты и офицеры противовоздушной обороны, десантники, летчики и моряки, а также танкисты. В который раз они доказали людям простую истину о том, что справедливого мира можно добиться только силой.

ЧАСТЬ 3       

Михаил Александров

Если понравилось
поделитесь с друзьями:
   
4 мая 2017          Опубликовал: Ксенья Правдина                1099 просмотров

     КОММЕНТАРИИ:

Комментировать


Иван # 17 мая 2017 в 09:55
Прикольно написанное. Но вряд-ли все может быть так радужно
Загрузка...


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Loading...

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...